mitiaf (mitiaf) wrote,
mitiaf
mitiaf

Categories:
  • Mood:
  • Music:

...объективная реальность, данная нам в ощущениях

Из записок Николая Николаевича Муравьева-КарскогоИз записок Александра Осиповича Дюгамеля
Предисловие
Между тем военный министр назначил, по воле Государя, состоять при мне гвардейского генерального штаба полковника Дюгамеля, который был снабжен особенною инструкциею для узнания Турецких и Египетских сил...

...следовало ободрить султана и затем припугнуть Мехмета-Али. Это двоякое поручение было возложено на генерал-лейтенанта Муравьева. Я был прикомандирован к нему в качестве уполномоченного от Военного Министерства
Экспозиция
...Я ехал через деревню отца, проведши прежде одну ночь в селе Латошине у княгини Мещерской и, выезжая от нее, заехал в Осипов монастырь, где служил панихиду. 10 или 11 числа я прибыл в деревню к отцу, где и провел около трехъ дней, дабы не пропустить позволения, данного мне Государем. Радость, с коею я был принят отцом, была чрезвычайная; я застал там и брата Сергея. Не буду здесь описывать семейных сношений наших, которыми вызваны были довольно долгие и сложные разговоры. Я старался все примирить и успокоить, и казалось мне, что я несколько в сем успел. Присутствие Дюгамеля, который не умел держать себя в должном отдалении в сем случае, несколько препятствовало нам: но к нему сохраняли не менее того всю предупредительность и уважение свойственное гостеприимству, с коим все принимаются в нашем доме, чего он, кажется, по малому общественному образованию своему, не понял, не умея соответствовать ласкам, которые ему оказывали.

Я покинул Петербург в конце Октября и все путешествие на Восток совершил вместе с Муравьевым. Никогда, должен признаться, ни прежде, ни после, не приходилось мне ездить так медленно, хотя нам нужно было торопиться. Муравьев прежде всего отправился в Тверскую губернию, в имение князя Мещерского, Латошино. В то время была еще жива старая княгиня Мещерская, имевшая, благодаря своему мистицизму, значительное влияние на императора Александра I. Муравьев сделал этот крюк для того, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение. Затем мы поехали в Московскую губернию, в село Осташево, где жил отец Муравьева, бывший в течении многих лет начальником школы колонно-вожатых, которая доставляла армии офицеров для Главного Штаба... Муравьев-отец был еще очень бодрый старик, весьма образованный, и говорить с ним было чрезвычайно приятно. Я знал всех его сыновей, но принужден сказать, что ни один из них не стоил отца.
Завязка
...Дюгамель с умыслом или от несоображения написал к Нейдгарту извинительное письмо в промедлении своем, ссылаясь на то, что я его возил и провел время свое в дороге, занимаясь семейными делами и службою. Хотя мне и позволено было Государем провести четыре дня в доме у отца, и я ни часом не промедлил данного мне позволения, но такой отзыв мог-бы мне повредить, и его должно было ожидать от человека, преданного единственно своим личным выгодам и рассчетам, иностранца, не входящего ни в какие соображения, не знающего отношений службы и непризнательного ни к ласкам, ни к угождениям. Он всю дорогу был мне только в тягость, ибо никогда не принимал на себя ни малейшей заботы и даже неотступно мешал мне, избегая и квартировать отдельно, вероятно из рассчетливости; пребывая же вместе, он не умел при посторонних сохранить и той почтительности, которая в таком случае требовалась...

...личные мои отношения с генералом Нейгардтом. Я находился под непосредственным его начальством, заведуя отделением Главного Штаба по военной истории и статистике...

...Из Осташева мы отправились на Киев, в Тульчин. Здесь мы снова задержались на несколько дней; штаб дивизии, которою до сих пор командовал Муравьев, находился в Тульчине, и потому у него оказалось здесь множество всякого дела. Когда мы, наконец, добрались до Одессы, море у берега уже покрылось льдом; нам пришлось сухим путем проехать в Севастополь, где отданный в распоряжение Муравьева фрегат "Штандарт" ждал нас в гавани. Здесь мы принуждены были быть на обеде, который нам дал вице-адмирал Панайоти; затем 4 декабря мы сели на фрегат, на следующее утро снялись с якоря и направились к Югу.
Развитие
В письме своем к Нейдгарту, которое он [Дюгамель] мне сам прочел и об изменении коего я мало заботился, он сообщил также слухи и о Рикорде, не исследовав источника их. Досадно видеть, что во всяком дипломатическом поручении вмешаются иностранцы, руководимые только собственною корыстью, без ответственности в делах, и при случае более срамящие нас, чем приносящие какую либо пользу. Таким же образом поместили при мне и капитан-лейтенанта Серебрякова, Армянина, без всякой надобности. В Константинополе я должен буду еще взять Француза Лавизона, бывшего консула нашего в Александрии, и Грека драгоманом и тогда штаб мой составится из Немца, Армянина, Француза и Грека. Но ни один из них без сомнения не будет пользоваться доверенностью моей, которою всех более заслуживает, и при малом образовании своем, адъютант мой Харнский.

Фрегат находился под начальством капитан-лейтенант Щербакова. Что касается до свиты Муравьева, то ее составляли: капитан-лейтенант Серебряков, родом Армянин, вполне свободно говоривший по-турецки (Серебряков родился в Гумуш-Гане, близ Требизонда, в местностни, где есть серебряная руда. Гумуш - слово Турецкое, означающее серебро; вот почему офицер этот, вступая в Русскую службу, принял фамилию Серебряков); Лутковский; молодой офицер Харнский, исполнявший обязанности адъютанта, и я.

Ветер дул встречный; нам пришлось лавировать. Из предосторожности генерал Муравьев окликал в рупор все встречные Турецкие суда, шедшие из Босфора, и распрашивал у них о положении дел, так как уже очень давно мы не имели никаких известий из Константинополя...
Кульминация
Дюгамель был человек образованный, но служивший только в генеральном штабе, где офицеры остаются всегда чужды сношениям между лицами по службе, пребывая более в отвлеченных пространствах метафизики, чем в настоящем деле... Иностранец, воспитанный с малолетства в Ливонии, со всеми Немецкими жестами, дурно знающий по-русски, слабого сложения, несколько глухой и без всякого светского обхождения, не мог мне принести большой пользы в сношениях, где нужны расторопность, некоторая ловкость, приветливость; при том же и недоверчивые приемы его устраняли меня от него.

...трудно было иметь более неприятного начальника, как г. Муравьев. У него был дар утомлять до полного изнеможения всех своих подчиненных; иногда он будил своих адъютантов среди глубокой ночи, чтобы велеть им написать какую-нибудь незначительную бумагу, которую можно было, без всякого ущерба, написать и отправить на другой день утром. Тщеславный, солдатски требовательный, упрямый Муравьев со всеми был в дурных отношениях, и всякий считал себя счастливым, если у него не было с ним дела
Послесловие
Государь возвратился со смотра и принял меня в 3-м часу наедине в своем кабинете. Он обнял меня, и , как бы предупреждая объяснения, сказал, что благодарит особенно за экспедицию в Египет и особенно за экспедицию в Турцию

...милостивые речи Государя...: "Благодарю вас, любезный полковник, за прекрасное исполнение возложенного на вас последнего поручения, которое вы впрочем исполнили также хорошо, как и все предыдущие"
"Русский архив" № 7, 1894 "Русский архив" № 1-3, 1885
...
Tags: déjà vu
Subscribe

  • (no subject)

    Бернард пишет о видимости. статью. Видно ли из точки А другую? и прочую галиматью. ему нравится тема. пишет не для отвода глаз - новый месяц и…

  • (no subject)

    кальян сквозь дольку, походу, дыни. арабский Яффо. олени Санты благие вести везут о сыне. не очень блудном, таком, как сам ты. табак приятный. и…

  • (no subject)

    на улицах густая тишина, хоть режь ножом, хоть раздвигай руками как водится, в Австралии - весна, в степи - сосна, повсюду Мураками а мы -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • (no subject)

    Бернард пишет о видимости. статью. Видно ли из точки А другую? и прочую галиматью. ему нравится тема. пишет не для отвода глаз - новый месяц и…

  • (no subject)

    кальян сквозь дольку, походу, дыни. арабский Яффо. олени Санты благие вести везут о сыне. не очень блудном, таком, как сам ты. табак приятный. и…

  • (no subject)

    на улицах густая тишина, хоть режь ножом, хоть раздвигай руками как водится, в Австралии - весна, в степи - сосна, повсюду Мураками а мы -…