mitiaf (mitiaf) wrote,
mitiaf
mitiaf

Categories:
  • Mood:
  • Music:


Императорский королевский офицер Георг Гондош



В австрийском хосписе Св.Семейства в Иерусалиме в коридоре второго этажа развешены таблички с именами знатных, знаменитых и выдающихся постояльцев, останавливавшихся в разное время в этом историческом здании. Часть табличек и фотографий связана с помощью, которая Австро-Венгрия оказывала во время Первой мировой войны союзной Османской империи.Среди прочих упоминается и Георг Гондош - еврей из Львова (как говорится в информации на табличке), организовавший дерзкий рейд в Суэцкий залив.


Информация об этом предприятии сохранилась в различных архивах и мемуарах. Наиболее полная работа, где собрано все известное - статья на иврите Якова Розенталя в журнале "Cathedra" (№117, октябрь 2005 г.) Статью в свободном доступе можно найти на сайте института Yad Ben-Zvi.

Если вкратце: согласно личному делу, Георг Гондош (Georg Gondos) родился в 1891 г. в Бухаресте (по другим сведениям - в Тимишоаре). 29 августа 1914 г. добровольно вступил в армию и был определен в 20-й батальон полевой артиллерии. Вероятно, в преддверии вступления Турции в войну, Гондош подал в Военное министерство план саботажа нефтяных приисков Англо-Египетской компании, где он работал перед войной. После консультаций с австрийским ВМФ, командование в направило Гондоша и его сослуживца по батальону, доктора права Пауля Симона (Dr. Paul Michael Simon) в Стамбул. В начале ноября они прибыли в распоряжение австрийского военного атташе генерала Йозефа Помяновского (Joseph Pomianowski). Им были приданы еще два специалиста: инженер Винеке (Wienecke) и взрывник Кастринер (Kastriner), до войны издававший в Тимишоаре газету на немецком языке. 12 ноября группа покинула Стамбул и направилась в Дамаск для представления командованию 8-го армейского корпуса турецкой армии. После встречи 20 ноября с командиром корпуса Джемаль-пашой и его начальником штаба полковником Кресс фон Крессенштейном (Friedrich Kreß von Kressenstein), Гондош уже 26 ноября отправился на рекогносцировку на Синайский полуостров, в сопровождении турецкого офицера и двух бедуинов. Сложно сказать, в чем состоял первоначальный план Гондоша, но, судя по всему, речь шла о технологической диверсии на нефтепроводе в зоне Суэцкого канала. Пока Гондош производил разведку, Пауль Симон занимался доставкой необходимого технического оборудования в Иерусалим, выбранный в качестве передовой базы. А инженер Винеке - готовил дорогу от Хеврона до Беер-Шевы, для переброски этого оборудования на Синай. Однако 30 декабря Гондош вернулся в Иерусалим и сообщил, что усиленная охрана канала англичанами не позволяет осуществить первоначальный план. Но Гондош не собирался отступать перед трудностями. У него появился новый план: он решил атаковать один из населенных пунктов на берегу Суэцкого залива, захватить там плавстредства, переправиться на африканскую сторону и произвести атаку на нефтяные поля в Гемсе. Однако рекогносцировка Гондоша не прошла незамеченной английской разведкой. Гарнизоны на побережье были усилены, что стало неприятной неожиданностью для диверсионной группы.

2-го января 1915 года Гондош и Симон выехали из Иерусалима в сопровождении Ханфи-эфенди, приданного им курсанта турецкой военной академии (вероятно, именно он сопровождал Гондоша во время рекогносцировки на Синай). Через Иерихон группа добралась до Аммана, где села на поезд, идущий в Ма'ан. 5-го января Гондош появился в Акабе (№1 на прилагаемой карте), где уже ждал один из бедуинов-проводников. В дневнике коменданта Акабы Ханса-Эрика Чирнер-бея (Hans-Erich Tzschirner-Tzschirne) сохранились записи о встрече с Гондошом. В разговоре с Чирнер-беем Гондош упоминал, что он - самоучка, родом из Львова и что чуть не был схвачен англичанами при попытке пересечь Суэцкий залив на парусной лодке (вероятно, во время рекогносцировки). 7 января Гондош с товарищами покинули Акабу и направились Кал'ат аль-Нахль (№2), куда прибыл 9 января.

Схема наиболее выдающихся и известных сражений австро-венгерской армии, составленная по официальным источникам (с)

карта по следам http://tourout.ru/map/up/261.html
Дальше из рапорта самого Гондоша Джемаль-паше от 26 февраля 1915 года:

"... в Нахле я получил под командование 50 добровольцев-бедуинов и 10 турецких солдат. Все были вооружены винтовками системы маузер и 12 января мы покинули Нахль.

После тяжелого перехода с этими недисциплинированными людьми, 19 января мы прибыли к А-Туру (№3). Здесь мне стало известно, что в поселке расквартировано 280 египетских солдат под командой английских офицеров. В порту стоял британский крейсер. Я нашел удобный лагерь для своих людей в Джабель Ханам и уже во второй половине того же дня мы вступили в огневой контакт с противником, который занимал позиции на двух дюнах, перед воротами городка. После получасовой перестрелки, противник отступил внутрь и мы подошли к самым стенам. В этот момент по нам открыли огонь с крейсера и мы были вынуждены отойти, но успели уничтожить вражескую радиостанцию. Брошенные противником позиции в дюнах остались в наших руках.

20 января боевые действия продолжились. Враг отступил, а я оставил в дюнах шесть человек. Их продолжал обстреливать крейсер, но безрезультатно. Вечером того же дня в порт пришел еще один военный корабль с экипажем более 1000 человек. Всего против меня было 2000 человек.

21 января один из кораблей сменился. С пришедшего корабля был высажен десант. Ночью противник предпринял попытку захватить колодец в нашем лагере, но был отбит в ожесточенном бою. Я отправил группу в монастырь на гору Синай с требованием признать власть Его Величества Султана и снабдить нас провольствием.

22 января пришел еще один корабль, возобновились военные действия, но мы не только удержали наши позиции, но еще и продвинулись.

23 января пришли два корабля, крейсер ушел. Ночью я с двумя своими людьми пробрался в городок и взорвал здание горсовета. При звуках взрыва, все офицеры оставили А-Тур и корабли ушли в сторону Порт Суэц.

24 января противник оставил А-Тур и отступил в сторону карантина, оставшегося в их руках [МФ: возле А-Тура находился большой лагерь, где египетские власти обычно проводили карантин для возращающихся из хаджа в Мекку паломников]. Я отправил патруль в А-Тур и собирался ночью его атаковать, но вечером вернулся крейсер.

25 января пришел еще один военный корабль. Я пытался подорвать несколько зданий в карантинном лагере, но нам помешали прожектора кораблей.

26 января два крейсера из состава сил блокады залива пытались высадить десант к югу и к северу от городка, но мы без труда смогли им помешать.

27 января в порту находились 3 крейсера и 3 других корабля. К большой радости моих голодных людей вернулась с провизией группа, посланная на гору Синай. Египетский перебежчик сообщил мне важную информацию. После полудня я выслал патрули. Крейсер выстрелил по нам около 80 снарядов, пострадало одно из зданий в карантине.

28 января все гражданское население городка было эвакуировано на два корабля. Вражеские солдаты пытались укрепить позиции в районе карантина окопами и колючей проволокой, а также проложить дорогу для переброски орудия. Я отогнал строителей.

29 января в порту крейсер и еще один корабль. Пока мои люди атакуют А-Тур, я собираюсь захватить парусник, переправиться в Египет, уничтожить нефтехранилище в Гемсе (№5) и вернуться. Пришли три крейсера, попытались высадить десант. Мы их отбили. Вечером в поселок проникли неизвестные бедуины для грабежа. Вражеские корабли, решив, что это мы, открыли огонь. Двое бедуинов погибло, остальные убежали. Враг решил, что я - среди убитых и начал атаку, которая была отбита нашими караульными. Утром, после сильного обстрела, крейсер ушел.

30 января. Крейсер и еще один корабль в порту. Пришел еще один крейсер и выстрелил более 300-х снарядов, пытаясь найти наш лагерь.

31 января. Крейсер и еще один корабль в порту. От обстрела с корабля разрушены два здания в карантине. Я ищу парусник.

1 февраля. Крейсер ушел. Корабль продолжает обстрел в течение всего дня, но безрезультатно. Я не могу отправиться в Гемсу за неимением судна.

3 февраля прибывает еще один, шестой по счету, шейх с выражением верноподданических чувств Его Величеству Султану. Ночью я проник в карантин и взломал аптеку, откуда изъял лекарства, список которых прилагается.

4 февраля я вернулся в карантин и взорвал насос, мотор и колодцы системы водоснабжения лагеря. В цистерны я вылил краску, чтобы противник решил, что вода в них отравлена.

5 февраля корабли противника покинули А-Тур, уничтожив все парусные лодки в порту. В карантине я распорядился сжечь 1800 палаток, которые англичане перех уходом заразили микробами холеры и чумы. Еды в лагере нет, поэтому я отправил одного из офицеров в монастырь на горе Синай. Он вернулся через несколько дней и привез провизию и послание из монастыря, что они признают власть Его Величества Султана.

6 февраля мне сообщили, что в Абу-Зениме (№4) подразделение из 11 египетских солдат охраняет английский завод. Я взял двадцать человек и прибыл туда ночью, после двух дней усиленного марша. В два часа ночи мы атаковали. Один из бедуинов забрался на опоры канатной дороги и сбросил находившиеся там бочки с песком. Испуганная шумом охрана сбежала на пришвартованный корабль, где жили англичане, работавшие на заводе. Корабль немедленно снялся с якоря. Пока я смотрел, что попало в наши руки, незаметно подошла английская канонерка. Мои люди, разбросанные по территории завода отошли к ближайшей высоте, а я остался только с двумя турками. Все наше продовольствие и вода были в здании на берегу. Если бы англичане высадились, мы бы остались ни с чем. Поэтому я принял отчаянное решение остаться и застрелил на месте первого высадившегося на берег офицера. Матросы подобрали тело командира и спешно вернулись на корабль, который вскоре отдалился. Я и двое моих сопровождающих открыли огонь по канонерской лодке. Но мои люди, отошедшие на ближнюю высоту, приняли нас за англичан и открыли огонь по нам и ранили меня в палец. После этого я отобрал все, что могло быть полезно для армии - лекарства, компасы, палатки - а остальное уничтожил, чтобы не оставлять англичанам. Лекарства и консервы я отправил в больницы в Нахле и Беер-Шеве, где были очень благодарны.

Среди прочего, я обнаружил в Абу-Зениме моторную лодку. Буксируя её за кормой, я на паруснике пересек залив и на рассвете прибыл к Гемсе (№5). Там я вывел из строя три скважины. Англичане обнаружили нас и открыли по нам огонь, но, к счастью, нам удалось их отогнать и выполнить наше задание. В перестрелке я потерял шестерых своих людей. Были взорваны три нефтедобывающих скважины и захвачен британский флаг. После взрывов англичане сбежали и мы смогли разрушить еще и здания на склоне холма. По завершении операции мы пересекли залив на моторной лодке и высадились к югу от А-Тура..."


Glückliches Ende

В А-Туре Гондоша ждало извещение, что его отряд ушел с захваченными трофеями в Нахль. Часть добычи Пауль Симон доставил в Эль-Ауджу (№6, Ницана). Гондош вернулся в Иерусалим, откуда 26 февраля отправил Джемаль-паше цитируемый выше рапорт (на иллюстрации - первый лист документа). Гондош представил фотографии уничтоженных скважин, но, тем не менее, было много сомневающихся в достоверности истории. По просьбе австрийского атташе полковник Кресс фон Крессенштейн провел проверку изложенных в донесении фактов. Проверка подтвердила достоверность рапорта. Осенью 1915 г. Георг Гондош был произведен (вне очереди) в лейтенанты запаса (Leutnant der Reserve) и награжден золотой медалью за храбрость (Goldene Tapferkeitsmedaille). Доктора права Пауля Симона наградили серебрянной медалью.

Красоваться медалью новоиспеченному лейтенанту пришлось недолго. В конце 1915 г. Георг Гондош отправился добровольцем в секретную миссию на Балканах, откуда не вернулся. О диверсии на нефтяных приисках в Гемсе сообщила 20 июля 1916 г. официальная Egyptian Gazette.


Об английском взгляде на всю эту историю - как-нибудь, при случае.




Где он берет эту траву?

יעקב רוזנטל / גאורג גונדוש: לוחם יהודי בלתי ידוע בחזית המזרח התיכון

Дисклейм:
- оригинал рапорта написан по-немецки. я переводил на русский с перевода Якова Розенталя на иврит. sapienti sat.

Предыдущие серии:

- по тэгу WWI...
Tags: wwi
Subscribe

  • (no subject)

    Паркер-паша В предыдущей серии мы заслушали события в изложении императорского королевского офицера Георга Гондоша. Пришло время дать слово…

  • На войне - как на войне - 11

    Особенности австралийской рыбалки в Иорданской долине рыбы в Иордане, фрагмент карты Мадабы (c) Hans Sterkendries,…

  • из Шивты в Ницану по железной дороге

    Уважаемые друзья и знакомые Кролика! 7 февраля, в пятницу, самое время проведать юго-западный Негев. Географически наш маршрут включает Шивту…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • (no subject)

    Паркер-паша В предыдущей серии мы заслушали события в изложении императорского королевского офицера Георга Гондоша. Пришло время дать слово…

  • На войне - как на войне - 11

    Особенности австралийской рыбалки в Иорданской долине рыбы в Иордане, фрагмент карты Мадабы (c) Hans Sterkendries,…

  • из Шивты в Ницану по железной дороге

    Уважаемые друзья и знакомые Кролика! 7 февраля, в пятницу, самое время проведать юго-западный Негев. Географически наш маршрут включает Шивту…